rainmay (rainmay) wrote,
rainmay
rainmay

Categories:

Брат по крови, авт. Чарльз Бомон

Вчера, через midsommerfloete </lj>попала на статью про Геймана, он там при вампиров писал. И оговорился об одном забавном юмористическом рассказе. Искала-искала по всему интернету, начала уже думать, что, может, ошибка какая и вовсе такого рассказа нет. А оказалось что в книгах его не выпускали. Только потом нашла отсканеный сборник различных вампирских рассказов.
На английском. Загналась и начала переводить. И вот как-то так ) Хоть чукча не писатель и закончил только техникум оленеводства, думаю, получилось нормально и смысл передан верно.
С вами тоже делюсь.

Брат по крови
Чарльз Бомон (Апр 1961, Плейбой)
 Перевела как смогла я, Мая Вранова ^_^

Итак," сказал психиатр, поднимая глаза от блокнота, "Когда в первый раз вы поняли что мертвы?"

"Мертвый? Нет," сказал бледный человек в темном костюме. "Немертвый".

"Извините."

"Просто постарайтесь понять правильно. Если бы я был мертв, то я был бы в лучшем состоянии. В этом и проблема-- я не могу умереть."

"Почему?"

"Потому что я не жив."

"Агаа.." Психиатр что-то черкнул в блокноте. "Теперь, г-н Смит, я хочу чтобы вы рассказали мне всю историю с самого начала."

Бледный человек покачал головой. "За двадцать пять долларов в час," сказал он, "Вы смеетесь? Я даже плащ могу отнести в химчистку лишь раз в месяц."

"Именно об этом я и хотел спросить. Почему Вы носите его?"



"Вы когда-либо слышали о вампире без плаща? Это часть всей этой фигни ( schmear)- вот и все , не знаю почему!"

"Держите себя в руках."

"В руках! Если б я мог. Я говорю Вам, Доктор, я схожу с ума. Смотрите!" Человек, назвавшийся Смитом протянул руки. Они были болезненно белые. "И посмотрите на это!" Он опустил лацканы воротника обнажив лицо, показывая красное кружево вен. "Поверьте мне," сказал он, бросаясь на кушетку, "еще несколько дней всего этого и я буду готов переехать в психушку!"

Психиатр сжал в кулаке нож для писем из красного дерева. "Я был бы признателен," сказал он, "если бы вы сделали усилие избегать подобных выражений."

"Ладно," сказал бледный человек. "А вы попробуйте прожить на одной крови в течение года, и тогда посмотрим как вы будете корректны. Я о том —"

"Начало, г-н Смит."

"Ну, я встретил эту девушку, Доркас, и она укусила меня."

"И?"

"И все. Для этого много не нужно, типа того."

Психиатр снял очки и потер глаза. "Как я понимаю," сказал он, "Вы думаете, что Вы - вампир."

"Нет", сказал Смит. "Я думаю, что я - человек, но я — вампир.

В этом весь ад. Я не вижу, чтобы я начал приспосабливаться."

"Что Вы имеете в виду?"

"Ну, время, например. Раньше у меня были очень регулярные привычки. Работа с девяти до пяти, потом домой, немного ТВ, возможно, в кровать в десять, в шесть -тридцать. Теперь —" Он яростно замотал головой. "Ну вы знаете, как это с вампирами."

"Давайте притворимся, что не знаю," мягко сказал психиатр. "Расскажите мне. Каково это?"

"Как я и сказал-- время. Все наоборот. Именно поэтому я записался на прием так поздно. Вы же, как предполагается, спите днем и работаете ночью."

"С чего вы взяли?"

"Черт, вы поймали меня. Я спросил Доркас, девченку что укусила меня, и она сказала, что попытается найти кого-нибудь для меня, хотя это и сложно."

"Доркас", сказал психиатр, скривив губы. "Какое необычное имя."

"Доркас Шульц - необычная девушка, скажу я Вам. Совсем съехавшая. Она работает на том позднем ТВ-шоу, ну знаете? Тот, в котором показывают все эти вшивые старые фильмы ужасов?" Смит поцарапал ногтем присохшее пятно на плаще.

"Возможно Вы знаете ее. Она рекомендовала мне вас."

"Возможно. Но давайте возвратимся к Вам. Вы говорили о времени."

Смит воздел руки. "Оно убивает меня," сказал он. "У меня было восемь временных мест работы — восемь! — и я потерял их все!"

"Вы не могли бы объяснить?"

"Нечего объяснять. Я просто не могу бодрствовать, это - все. Я имею в виду, каждую ночь — то есть, каждый день — я ворочаюсь в течение нескольких часов и затем, когда я наконец действительно задремлю — бац! - сумерки, и я должен вылезать из гроба."

"Гроб?"

"О дааа. Это — еще одна прелесть моего быта. В один прекрасный день вы становитесь летучей мышью, и, конечно, предполагается, то вы должны забыть о кроватях и приобрести гроб. Который не только ужасен, но и стоит как чугунный колокол" Смит сердито покачал головой. "Сначала вы должны купить этот чертов ящик. Вы знаете стоимость среднего ящика?"

"Нуу.. —" начал психиатра.

"Астрономическая! Абсолютно из ряда вон. Я говорю Вам, это — просто вымогательство! Для покупки чего-либо даже находящегося на полпути к приличному качеству, вам придется оплатить пять счетов, легко. Но это - просто начальные издержки. Во- вторых, перевозка автотранспортом и очистка счетов."

"Я не —"

"Семьдесят пять к ста каждый месяц, месяц ввод, месяц вывод."

"Боюсь я —"

"Я серьезно погряз в этом, чувак. Дрыхнуть в гробу это еще не так плохо, нет. Вы должны обсыпать его почвой с семейного участка. Я спрашиваю Вас, кто в наши дни владеет семейным склепом? У вас он есть?"

"Нет, но —"

"Правильно. Поэтому, что вы делаете? Вы идете и покупаете его. Вы приносите домой пару фунтов грязи и рассыпаете ее вокруг гроба. Следующей ночью вы весь покрыты ею." Смит раздраженно цокнул языком.

"Если бы вы могли просто надеть пижаму — но нет, правила не позволяют. Когда-либо слышали о чем-либо настолько сумасшедшем? Вы не можете даже снять свою обувь!" Он начал шагать по комнате. "А еще пятна крови..."

Психиатр отложил блокнот, снял очки и с внимательно оглядел своего пациента .

"Я должен пройти через двадцать белых рубашек в месяц," продолжал Смит.

"Даже за два пятьдесят за рубашку, это - много бабла. Вы, вероятно, думаете, почему он не может быть более аккуратным? Ну, слушайте, я пытаюсь. Но это не как миску томатного супа съесть, понимаете?" Дрожь или что-то вроде дрожи, прошлось по бледному человеку. "Это - другое. Диета. То есть, раньше я любил иногда съесть стейк... Но ЭТО нелепо! Кровь на завтрак, кровь на обед, кровь на ужин. Агх— меня тошнит от одной только мысли об этом!" Смит упал обратно на кушетку и закрыл глаза. "Эта однообразность, которая достает вас," сказал он, "хотя есть еще много чего на что можно пожаловатья. Вы понимаете, что я имею в виду?"

"Хорошо", сказали психиатр, прочистив горло, "я —"

"Мерзкая дрянь! И все эти шаблоны, которые я должен соблюсти, чтобы получить ее! Что, если вам пришлось бы грабить кого-нибудь каждый раз, когда вам захотелось гамбургер, просто представьте. Это — путь которым я иду. Я попытался сидеть на плазме,но это - подогретая смерть. Несколько ночей этого пойла, и вы пойдете искать настоящую, и не имеет значения- сколько обещаний вы себе давали."

"Настоящую что?"

"Мне не нравится говорить об этом," сказал Смит, отворачиваясь к стене.

"Я вообще-то очень чувствительный человек, понимаете, что я имею в виду? Сочувствующий. Добрый. Никогда не мог выдерживать насилие, даже в детстве. Теперь..." Он зарыдал навзрыд, вскочил на ноги и снова начал ходить. "Вы думаете, мне нравится кусать людей? Вы думаете, я не знаю, насколько это отвратительно? Но, говорю вам, я не могу это прекратить! Каждые несколько ночей я снова и снова убеждаюсь..."

"Да?"

"Вы будете ненавидеть меня."

"Нет, г-н Смит."

"Да, вы будете. Как и все. Все ненавидят вампира." Бледный человек выдернул из кармана большой шелковый носовой платок и вытер внезапно выступившие слезы. "Это не справедливо," он задохнулся. "В конце концов, мы не просили становиться такими, не так ли? Никто и никогда не думает об этом."

"Значит, вы чувствуете, что вас преследуют?"

"Чертовски правильно," сказал Смит. "И вы знаете почему? Я скажу вам почему. Поскольку меня преследуют. Именно поэтому. Вы когда-нибудь слышали хоть что-нибудь хорошее о вампире?Хоть что-нибудь за всю свою жизнь? Нет. Почему? Потому что люди ненавидят нас. Но я скажу вам кое-что еще более глупое. Они при этом боятся нас!"

Бледный человек замеялся диким, безрадостным смехом. "Нас", сказал он. "Самые беспомощные существа на лице Земли! Да, но это не мешает им одолеть нас. Если мы не порезали горла, пытаясь бриться — ну знаете эту шутку с зеркалом, никакого отражения — мы еще получаем шанс лежать плашмя на полу просто потому что сосед снизу готовит чеснок. Или принесите нам немного проточной воды, увидите, что произойдет. Это бесит. Или серебряные пули. Дневной свет заставляет кричать от боли. Исли я не вернулся в этот идиотский гроб к рассвету,я просто вырубаюсь на ходу. И когда я теряю счет времени, смотрю на свои часы, и у меня есть десять минут. Что я делаю? Любой другой вампир в здравом уме, он превращается в летучую мышь и улетает. Но не я. А знаете почему?"

Психиатр покачал головой.

"Потому что я терпеть не могу этих уродливых созданий. Мне плохо от одного только взгляда, не говоря уж о том, чтобы стать одним из них. И еще вся эта свистопляска с раздеванием перед обращением. Таким образом, я ловлю такси и просто молюсь, чтобы не было пробок. Блиин. Или приходится так."

Он впервые улыбнулся, показывая два больших острых резца. "Вы можете себе представить что с нами происходит когда наши клыки начинают выходить? Вот этот, слева, мне пломбировали, наверное, с полдюжины раз. Дантист говорит, что был бы я умнее- я бы их вырвал и вставил бы хорошие коронки. Конееечно. Можете ли вы представить себе как я разрываю чъе-то горло парой зубных протезов? Или вот еще, к примеру, практика с деревяннм колом. Раньше это было хоть каким-то секретом. Теперь со всеми этими паршивыми фильмами, весь мир в теме. Я спрашиваю вас, доктор, как вы представляете быть в состоянии спать когда Вы знаете, что все в округе просто жаждут найти вас чтобы вонзить кусок дерева вам в сердце? А? Чувак, ты говоришь о больном! Эти люди реально больные!" Он снова вздрогнул. "Я расскажу Вам о джазе с крестами, но откровенно говоря, даже мысль об этом нервирует меня. Знаете что? Мне приходится обходить за три квартала, чтобы избежать на своем пути церковь, в которую я раньше ходил каждое воскресенье. Но не думайте, что это только церкви. Нет, это — все что угодно. Скрестите пальцы, и я начну потеть. Положите вилку поперек ножа, и я, вероятно, выскочу прямо из окна. А затем что произойдет? Меня размажет по асфальту, правильно? Но умру ли я? О, черт подери, нет. Доктор, слушайте! Вы должны помочь мне! Иначе у меня крыша поедет, это я точно знаю!"

Психиатр закрыл блокнот и улыбнулся. "Г-н Смит," сказал он,"Вы будете удивлены узнать, что ваша проблема - относительно проста... с относительно простым лечением."

"Серьезно?" спросил бледный человек.

"Безусловно", сказал психиатр. "Просто ложитесь на кушетку . Вот так. Закройте глаза. Расслабьтесь. Хорошо." Психиатр поднялся со стула и подошел к столу. "Так же верно и то, что этот синдром что-то вроде редкости," сказал он, "Я не предвижу большой трудности." Он взял что-то со стола и вернулся. "Это прежде всего вопрос приспособления и правильного осмысления. Вы вполне расслаблены?"

Смит ответил, что расслаблен.

"Хорошо", сказал психиатр. "Сейчас мы начнем лечение." и с этими словами он высоко поднял руку, задержал ее на мгновение, и вверг ее вниз, хороня нож для писем из красного дерева в Сердце г-на Смита, по самую рукоятку.

Несколько секунд спустя, он уже набирал номер телефона.

"Доркас там?" спросил он, праздно царапая две круглых отметины на своей шее. "Передайте, что звонит ее жених."



Tags: хиханьки, я-суперчайник
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 7 comments